Интервью 20 Мая 2020

Сергей Большаков: «С каждым днем все больше радуюсь, что оказался в «Юности!».

Знакомимся поближе с нашим вратарем - перфомансом.


Сергей довольно откровенно рассказал корреспонденту Вадиму Кнырко о своей карьере.

После прочтения этого интервью вы узнаете:

•‎ Почему Сергей так быстро согласился на приглашение «Юности»;

•‎ Что помешало Большакову заиграть в CHL;

•‎ Почему канадцы побаивались русских;

•‎ Как Большаков накосячил во время дебюта в КХЛ (без последствий);

•‎ Как его чехлили в «Сочи»;

•‎ Почему крут Андрей Костицын;

•‎ Как удалось перезапустить карьеру;

•‎ Большаков танцует для зрителей после побед. Зачем?;

•‎ Какая графа во вратарской статистике самая важная;

•‎ Почему Конор круче Хабиба.


«С каждым днем все больше радуюсь, что перешел в «Юность»


- Я ждал окончания контракта с «Рязанью», пока мой агент Алексей Дементьев вел переговоры с разными клубами. В качестве продолжения карьеры мы рассматривали Россию и остальную Европу. Были много предложений по «вышке», разговаривали с финскими клубами. Так дело дошло до «Юности». Агент предложил мою кандидатуру – в Минске согласились рассмотреть. В «Юности» собрали обо мне полную информацию: видео, статистические данные, возможно, вели разговоры с людьми, которые меня тренировали. Через неделю позвонили: «Да, мы хотим этого вратаря». Агент сразу набрал мне – говорит, что есть команда, которая готова сразу же прислать контракт. Я ответил: «Отлично, согласен! Без проблем!»


Большаков согласился без раздумий по нескольким причинам.


- Во-первых, наслышан, что в команде великолепные условия. Лично ничего не видел, но доверяю своим друзьям, которые бывали на «Чижовка-Арене». Они говорили, что не у каждого клуба КХЛ есть такая раздевалка и такие тренировочные условия. Во-вторых, Минск – столица страны, великолепный чистый город. В-третьих, белорусы – очень добродушные люди. И это все я знаю не понаслышке. Сам бывал в Минске и даже в Гомеле во время предсезонки со спартаковской «молодежкой». Беларусь я знаю очень хорошо, и впечатления всегда были только позитивные.




В экстралиге в разное время играли мои друзья. К примеру, Данила Слесарев, который провел последний год в Орше – с ним мы знакомы с детства по школе «Спартака». С ним тоже говорили о чемпионате Беларуси. Передаю его слова, когда он узнал о моем подписании: «Серега, поздравляю, ты попал в топ-клуб». Все отзываются о «Юности» очень хорошо. С каждым днем и каждым новым разговором я все больше радуюсь, что оказался в этой команде. Тем более «Юность» будет играть в Лиге чемпионов – это тоже большой турнир. Криштиану Роналду говорил, что ему нравится играть, когда давление максимальное. Вот и у меня такое же восприятие. Люблю, когда адреналина много. Чем выше уровень матча, тем выше настрой на него.


«За мной следили шесть команд CHL, но в лиге ввели запрет на вратарей из Европы»


В 17 лет Большаков рванул в Канаду в надежде попасть в один из клубов CHL. Однако уже по прилету в Северную Америку планы пришлось менять.
- За пару месяцев до выпуска из хоккейной школы «Спартака» я подошел к нашему тренеру Игорю Болдину. Тот год был сложный для «Спартака», начались финансовые проблемы. Вообще было непонятно, что станет с командой. Я подошел к тренеру и сказал, что хочу улететь в Канаду и попробовать себя немного в другом хоккее. Отпустили меня без проблем, за что очень благодарен тренерам.


Улетел в Америку, прошел несколько кэмпов. За мной следили шесть команд – четыре из лиги Онтарио и две – из WHL. Желание забрать меня было у всех – там чуть ли не война из-за меня началась. И тут узнаю очень неприятную новость – в CHL ввели запрет на вратарей из Европы. О карьере в элитных «юниорках» можно было позабыть.


И тут я столкнулся с первыми сложностями. В «Спартаке» на меня в итоге обиделись – возвращаться смысла не было. Куда дальше двигаться? Мы были у себя дома в Америке. Я лежал в кровати, а мой друг Серега Щенков (проходил просмотр в «Юности» в 2017-м - Hockey.by), с которым мы вместе туда рванули, смотрел драфт КХЛ. Слышу из соседней комнаты крик, смех: «Серега, не поверишь, куда тебя задрафтовали!» Я: «Неужели в Хабаровск?» В яблочко попал.


Однако в Хабаровске молодого парня не торопили – разрешили искать место работы самостоятельно. Большаков твердо решил провести сезон за океаном.
- Поскольку в CHL соваться было нельзя, стал искать варианты в молодежных лигах, которые чуть ниже уровнем. Так подписался с «Брэдфорд Буллс» из GMHL. Хотели меня позвать к себе еще несколько команд, но как только рядом со мной возникал представитель какого-нибудь клуба, подбегал генменеджер «Брэдфорда», разрывал визитку и говорил: «Это мой вратарь».


GMHL - довольно неплохая лига. Не хуже российской МХЛ. Очень агрессивный хоккей, все полевые играют в тело без прокатов. Если хоккеист уворачивался от силового приема, то это сразу же опасный выход на его ворота. И у вратарей, естественно, работы на маленькой площадке хватало. От 30 до 40 бросков за матч – это стабильно.




Сергей отмечает, что год в Канаде пошел ему на пользу. Главное, что он получил – стал основным вратарем.


- Я был безальтернативно первым, и это придало максимум уверенности. Для голкиперов очень важно верить в каждое движение, в каждый шаг. Плюс сам опыт жизни за границей. Я еще в школе неплохо говорил по-английски, а после Канады вообще свободно владею этим языком. Если честно, в школе не думал, что свяжу жизнь со спортом – делал упор на учебе, хотел поступить в университет на престижную специальность. Хоккей был любимым хобби, любимым видом спорта. В принципе, я и тогда, и сейчас любил его одинаково. Но все-таки хотел, чтобы отходной путь какой-то сохранялся – мало ли как сложится жизнь.


Все перевернулось в последний сезон в школе «Спартака». Мы играли в отборочном турнире первенства России в последнем туре с московским «Динамо». Если бы был овертайм или наше поражение в основное время, то в финал России выходили бы динамовцы. При нашей победе дальше шел ЦСКА – они всем составом пришли за нашей игрой наблюдать. В итоге мы победили 4:0. Еще помню, что я последним со льда уходил и меня Максим Третьяк остановил: «Серега, спасибо тебе за эту победу». А через день мне звонит секретарь «Спартака»: «ЦСКА хочет тебя и еще двоих наших взять в качестве усиления на финал. Поедешь?» Конечно, поеду! Третьяк в итоге играл почти все матчи, я сыграл в одном и уступил. Но мы выиграли золото – тогда и посыпались предложения. Наверное, эта история и убедила меня остаться в хоккее.
«Не считаю отъезд из Канады ошибкой»


В GMHL Большаков играл великолепно, имел отличную статистику и попал на Матч Звезд лиги.


- Я уже даже забыл, что был такой матч :) В GMHL стандартная схема – сборная Северной Америки против сборной остального мира. Только все уже привыкли, что Матч Звезд – это какое-то шоу, красивые голы, эффектные передачи. В GMHL был настоящий серьезный матч. Мне перед игрой несколько раз сказали, что надо играть в полную силу. Я свой отрезок отработал «на ноль», а наша сборная победила. Было еще мастер-шоу на потеху болельщикам – буллиты, выходы «2 в 1» и «3 в 0». Вот там немного повеселились. А сама игра была очень серьезная – даже кубок вручали.


Первый период я начинал на лавке. Слышу, что американцы нашим кричат: «Парни, давайте сыграем красиво, без жесткости и силовых приемов». Наши отвечают: «Да-да, конечно!» Начинается период – и наш парень соперника в борт впечатывает. Его сразу на носилках уносят. Американцы посмотрели: «А, это русский. Все понятно». В общем, договориться не получилось. Нас там откровенно побаивались. Да и вообще в Матчах Звезд GMHL в основном побеждала сборная мира, потому что сильнейшие североамериканцы все-таки выступают в CHL. Когда приезжают шведы, финны и россияне, у местных остается мало шансов.
Большаков в итоге стал чемпионом GMHL с «Брэдфордом» и был признан лучшим вратарем и новичком сезона.


- Предложения посыпались одно за другим. Звали в USHL, NAHL и университетские лиги. Уже на мази был переезд в «Трай Сити Сторм», и тут звонок из Хабаровска: «Приезжай, ты нам нужен». Долго думал, что делать. Советовался с отцом и друзьями – все говорили оставаться там. Но я решил вернуться в Россию. Можно было цепляться там, но сложилось так, как должно было. Вернувшись в Россию, я был основным в МХЛ, дебютировал в КХЛ, отыграл сезон основным вратарем в «вышке». Возможно, в Америке было бы и лучше. Но точно так же могло совсем не пойти. Не считаю отъезд из Северной Америки ошибкой. Ошибка случилась, когда согласился перейти в «Сочи» из Хабаровска. До сих пор об этом жалею. Но об этом чуть позже.


«Перелеты с «Амуром» научили кое-чему полезному – теперь вырубаюсь мгновенно»


В «Амуре» на юного вратаря возлагали надежды.


- В Хабаровске обещали, что будут подтягивать в первую команду. При этом в МХЛ меня сразу сделали основным. В итоге очень быстро стал в «Амуре» бэкапом: в самом начале сезона основной вратарь на тот момент Леха Мурыгин получил травму. Соответственно, я автоматически становился вторым голкипером.


В том же сезоне Большаков дебютировал в КХЛ. На счету вратаря три неполных матча.


- Очень часто слышал истории, что дебют во взрослом хоккее у молодых вратарей не обходится без курьезов. Вот и у меня случилась забавная штука. Я заменил Борисова при счете 2:7 в матче с «Магниткой», и почти сразу судья зажег удаление. Я подумал, что удаление у соперника, и сразу помчал на лавку, а мне оттуда все кричат: «В ворота дуй!» Я не понимаю, а оказывается, что удаление у нас на самом деле. Вот такой получился дебют. Проиграли 2:7, но зато команду хоть повеселил. Да и не пропустил в той игре, чем тоже остался доволен.


- Стремно ли было выходить против «Магнитки», которая только что стала чемпионом?


- Совсем нет. Эмоции зашкаливали, да. Это был Магнитогорск, полный стадион. «Магнитка» - суперкоманда, гранд КХЛ. Я просто получал удовольствие.


- Это возможно, когда твоя команда горит 2:7?


- Естественно. Вообще в том сезоне я провел три матча – и каждый раз менял основного голкипера в ходе встречи. Казалось бы, три встречи за год – не бог весть что. Но так можно сказать только со стороны – на самом деле я много играл за «тигров» в МХЛ. Бывало иногда такое, что в понедельник я сидел на лавке «Амура», а во вторник играл в «молодежке». И так в течение семи-десяти дней. Я постоянно был в процессе и не закисал.





Хотя иногда были не очень приятные ситуации. К примеру, однажды я играл в Питере с «молодежкой», а вечером сразу после игры в гордом одиночестве ехал в аэропорт и летел в Казань на игру основы. Но мне было интересно: постоянно в работе, нет времени на расслабление. Да и к перелетам постепенно привыкаешь. Сначала тяжковато, но потом все это спокойно воспринимаешь. Зато теперь гораздо легче дорога переносится. К примеру, в «вышке» мы в основном перемещались на автобусе. Обычно я засыпаю еще до отъезда, а просыпаюсь уже в конечном пункте – так что перелеты с Хабаровском меня научили кое-чему полезному. Просто в самолетах летало много маленьких детей, которые почему-то постоянно кричали возле меня. Я от внешних звуков научился абстрагироваться – теперь просто вырубаюсь.


«В «Сочи» обещали одно, а потом никуда не отпустили»


Юный вратарь, который уже в 18 лет дебютировал в КХЛ, мог подумать, что вскоре получит большой шанс в своей карьере. Но вскоре в Хабаровске многое поменялось.


- В «Амур» пришло новое руководство – и это стало одной из основных причин, почему я решил покинуть клуб. Я заслужил доверие у вице-президента Сан Саныча Павлинова. Он постоянно ходил на игры, интересовался делами и радел за молодежь – в том числе и за меня. А потом его сместили с должности. Сколько там вратарей подписали в «Амур» при Могильном и Филипенко? Человек 50, наверное – и всех в первую команду. Метсола, Печурский, Аликин… И что мне там делать вообще было? Все ребята с опытом и я – зеленая козявка, которая только-только начала играть более-менее. Понимал, что шанс в основной команде не получу и буду сидеть в «Амурских тиграх». Но мне хотелось играть, обрастать мясом. Поступило предложение от «Сочи». Много разговаривали, но самое главное – мне пообещали, что я буду играть. Понятное дело, что основным меня бы не сделали, но на матчи в КХЛ я рассчитывал. Приехал и… Даже не знаю, как цензурно сказать.


- Кто виноват в том, что ты не играл?


- Не хочу называть никаких фамилий и кого-то обвинять. Не хочу обижаться. Скажу лишь саркастичное «спасибо» руководству, что пообещали одно, а потом никуда не отпустили. Целый год просил в «Сочи», чтобы меня отправили хоть куда-нибудь, а меня оставляли на месте и не давали играть. Был готов играть в «вышке», был согласен на расторжение контракта. А мне только и говорили: «Жди шанса». В итоге шанса я так и не дождался. Сидел в клубе, тренировался, работал. Когда все шли домой после тренировки, я еще оставался и дотренировывался. Даже в выходные в зал приходил. Другого выхода просто не было, учитывая, что я год вообще не играл. Тем более в Сочи я жил один – делать было нечего.


- Может ты кому-то из руководства клуба дорогу перешел?


- Нет. Но теперь перешел бы с радостью.


Так прошел год. Следующую предсезонку я снова проходил с «Сочи». Снова часто ругался с руководством, потому что понимал, что будет то же самое. В итоге меня уволили. Неделю был в городе, ждал каких-то вариантов. Позвонили в итоге из «Сочи»: «Возвращайся, ты нам нужен». Пришел на разговор – отправили в Пензу. Тренировался с «Дизелем», генменеджеру я понравился – хотели оставлять. А потом какая-то черная полоса. Сначала у меня умер дедушка, потом из Пензы уволили гендиректора, а напоследок на тренировке мне сломали челюсть.


- Как это произошло?


- Дурацкое столкновение. До сих пор не понимаю, как это произошло. Приподнялся шлем – и пропустил удар коленом в голову. Я даже толком ничего от болевого шока не понял. После тренировки сам ушел нормально. В скорую позвонил уже из дома, когда понял, что рот перестал открываться. Лечился больше месяца. Сидел в Сочи, смотрел тренировки. Когда выздоровел, вышел на лед. Мне тогдашний главный Сергей Зубов: «Ты точно травмирован был?» Я аж перепугался, а он добавляет: «Просто ты будто и не переставал тренироваться».





На третий день звонок из руководства – пригласили зайти и сообщили о расторжении контракта. Поговорили на повышенных тонах. Уволили бы меня в начале сезона – и у всех все было бы хорошо. А в октябре куда я поеду? С любителями кататься? Вернулся в раздевалку, пожал руку Зубову. Он: «Ты куда собрался? Выходи на тренировку». Я: «Вы немножко не поняли – меня только что уволили». То есть Зубов даже был не в курсе, что меня убрали.


В «Сочи» Большаков пересекался с Андреем Костицыным. Белорусский форвард провел за «леопардов» несколько сезонов и играл очень результативно.


- С Андреем у нас остались хорошие отношения. Даже позвонить ему могу в любой момент, номер есть. Костицын дружил с вратарем Костей Барулиным, с которым и я в хороших отношениях. И в самолете я постоянно с ними сидел. Андрей – настоящий мастер. У него очень мощный бросок – и при этом очень прицельный. Костицына нельзя назвать сверхскоростным нападающим, но ему подходит другое определение – пробивной. У него очень специфическая манера игры, но это не мешает ему приносить результат. Не зря его в минском «Динамо» капитаном сделали. Он лидер не только на льду, но и в раздевалке, и в быту. А еще Костицын знает невероятное количество анекдотов. Был бы рад с ним снова повидаться.


- Говорят, что у Андрея настолько мощный бросок, что вратари боятся.


- Бывало, конечно, что он пару раз меня прошибал. Но мне однажды Александр Рязанцев в голову щелкнул – после того случая не боюсь ничего. Была перепасовка на синей линии – и он в касание щелкнул. Я на колени сел и аж зажмурился! В итоге сетка на маске прогнулась до лица, даже синячок был. Рязанцев потом подъезжает: «Серега, не садись, когда я щелкаю. У меня управляемый бросок». Вообще он за тренировку по три-четыре клюшки уничтожал.


«Я пообещал провести сезон в «Рязани» - и выполнил обещание»


Почти два года после Сочи Большаков провел не на первых ролях в воскресенском «Химике» из ВХЛ.
- После «Сочи» в моей жизни появился очень хороший человек, который помог устроиться в «Химик». В Воскресенске просидел до конца сезона третьим вратарем – лишь в одном матче на лед вышел, отбил все девять бросков. На следующий год играл уже больше, а в конце прошлого сезона пригласили на просмотр в фарм «Торпедо». Там провел несколько игровых тренировок – во всех отработал на ноль. С основой слетал в Англию на товарищеские матчи со сборной Великобритании, но там даже не переодевался. Впрочем, до подписания контракта дело все равно не дошло. Думаю, в Нижнем просто были свои люди, которых нужно было подтягивать. Имен называть не хочу, но если сопоставить фамилии и кто кем там работает, все станет понятно.





Перед прошлым сезоном Сергей стал сотрудничать с агентом Алексеем Дементьевым.


- Он быстро нашел несколько хороших вариантов, но мы хотели подписать контракт с условием, что по окончании сезона на меня не будут закреплять права и я стану неограниченно свободным агентом. С «Рязанью» удалось договориться на словах. Но свое обещание руководство не выполнило, ограничив меня в дальнейших действиях квалификационным предложением. Права в ВХЛ на меня остались за старым клубом.
В «Рязани» Большаков был основным и провел 40 матчей.


- Сезон получился хороший. У нас была здоровая конкуренция с Серегой Денисовым – это опытный российский вратарь. В итоге я играл чаще, хотя небольшую часть сезона пришлось пропустить из-за гайморита. Но после выздоровления я вновь заиграл в полную силу.


При этом в ходе сезона меня звали в другие команды «вышки». Приглашали в «Хумо», «Ценг Тоу», «Молот-Прикамье» и «Тамбов». Но я пообещал, что весь сезон проведу в «Рязани» - и сдержал свое обещание. Никуда не дергался, хотя клуб наш занимал далеко не лидирующие позиции в ВХЛ. Видимо, мое хорошее отношение к команде восприняли как слабость, раз ограничили меня.
«Рязань» была аутсайдером ВХЛ и заняла третье место с конца турнирной таблицы (ниже были только ангарский «Ермак» и китайский «Ценг Тоу»). При этом статистика Большакова впечатляет: процент отраженных бросков – 93,1%, коэффициент надежности – 2,14.


- Я просто получал удовольствие от хоккея, хотя результаты «Рязани» на хороший лад не настраивали. Но я был рад возможности просто выходить на лед и заниматься любимым делом. После матчей болельщики подходили ко мне и спрашивали, когда будут танцы. Отвечал: «Когда будут победы». А победы нам давались крайне тяжело. Но если мы все-таки побеждали, эмоции было не сдержать. И ими хотелось делиться с людьми, которые нас поддерживали несмотря на то, что мы занимали последние места в лиге.


- Почему «Рязань» была такая слабая?


- Команда собиралась с нуля. Из прошлогоднего состава остались только капитан и вратарь. Не было костяка, как у «Нефтяника», питерского «Динамо», «Барса» или «Тороса». В Казани вообще все шикарно выстроено – от школы до взрослой команды. А у «Рязани» молодежная команда играет в МХЛ-Б, а школа вообще не знаю, как себя чувствует. Команды-партнера в КХЛ в прошедшем сезоне не было – подпитки сверху никакой. Приходилось решать задачи своими силами. И очень много матчей проиграли из-за своей глупости. Очень много моментов не реализовывали. Кучу встреч проиграли с минимальным счетом, не забросив ни разу – 0:1, 0:2, 0:3. А без голов сам понимаешь.



- Можно сказать, что за год в «Рязани» ты реанимировал свою карьеру?





- Перезагрузил. Мне это слово больше нравится. Сейчас хочу двигаться только наверх.


«Перфомансы на ходу придумывал – и лунную походку, и «Макарену», и Макгрегора»
За сезон Большаков влюбил в себя рязанских болельщиков. Фаны клуба очень сожалели после перехода вратаря в минскую команду.
- Болельщиков в Рязани было много – на результаты они не смотрели. Местный ледовик вмещает примерно 3500 человек – и процентов на 60-70 он заполнялся стабильно на каждой домашней игре. Было приятно, что нас поддерживают. У меня остались только положительные воспоминания о рязанских болельщиках. Они всегда были и за меня, и за команду – даже в самые тяжелые времена. Рязанцы никогда не винили персонально хоккеистов за какие-то поражения или другие неудачи. После ухода я даже написал благодарственное письмо болельщикам. Они очень крутые!


Многие называют хоккей работой. Но я не отношусь к таким людям. Если начну называть хоккей работой, я перестану играть в эту игру. Хоккей – это смысл жизни, а не какая-то работа.


- Ты продумывал послематчевые перфомансы?


- Нет, все решал на ходу. И тяга к шоу у меня давно – еще с Северной Америки. Когда в Канаде вышли в полуфинал, обыграв всухую одного из лидеров GMHL из провинции Квебек, тоже устраивал победные танцы. После решающей победы подъехал к диджею: «Включи музычку, я сейчас станцую». Он включил Gangnam Style.


В Рязани тоже все на ходу придумывал – и лунную походку, и «Макарену», и Макгрегора. После побед эмоции у меня прут.





- Тебе нравится Конор?


- Мне нравится, что он создает шоу. Даже в бою с Хабибом я болел за Макгрегора. Мне нравится, что он шоумен, харизматичный. И он качественно делает свою работу. На него приятно смотреть. И всегда интересно увидеть, что же он придумает в следующий раз. Это спортсмен мирового уровня – его везде знают. Сколько человек уже его походку спародировало! Даже я это сделал :)





- У «Юности» болельщиков не так много – в экстралиге «А» у них один из самых худших показателей посещаемости.


- Будем пытаться исправить этот момент. Хотя, если честно, довольно странно, что на чемпиона так мало ходят. При этом «Чижовка-Арена» большая. Хотелось бы, чтобы на наших матчах на трибунах было побольше людей. Надо делать шоу. В «Сочи» я даже подсказывал организаторам предматчевой движухи какие-то вещи. Если в Минске потребуется мой совет или моя помощь, я всегда открыт.


К слову, до Большакова в «Юности» уже был вратарь-шоумен, который умеет обращать на себя внимание. Но почти наверняка Игорь Брикун не останется в минской команде на следующий сезон. Хотя официально о расставании с голкипером клуб не объявлял.


- Знаю, что до меня в «Юности» он два года был основным. Но я слышал только фамилию – больше ничего о нем толком не знаю.


- Он один из самых главных шоуменов нашей экстралиги и вообще парень эксцентричный.


- Ну ты же видел ролики на VK-странице «Рязани». Каждый танец и любой перфоманс идет от души, от сердца. Это вообще без проблем. Общение с болельщиками – одна из самых любимых вещей для меня в хоккее.





«Если будет предложение, с радостью сыграю за сборную Беларуси»


Сергей привлекался в молодежную сборную России и даже играл за команду U20 в товарищеских матчах, но в официальных встречах заигран не был. Большаков остается открытым для больших вызовов на национальном уровне.


- Если будет предложение, я с радостью приму белорусский паспорт и с удовольствием сыграю за сборную. Выступить на чемпионате мира дорогого стоит. Но для начала нужно показать себя в чемпионате Беларуси. Моя главная цель – добиться максимума побед с «Юностью» во всех турнирах.


Нужно оставаться командным игроком. Один хороший вратарь сказал: «Нужно, чтобы я пропустил на одну меньше, чем мы сможем забросить». Возможно, это не самая лучшая позиция, но она очень хорошая. Для вратаря на первом месте в статистике должны быть не шатауты, коэффициент надежности или процент отраженных бросков, а количество побед. Можно играть охренительно, но не побеждать – в таком случае пользы ни для кого нет.





Конкурентом Большакова за место в основе станет вратарь молодежной сборной Беларуси Ростислав Зиновенко и, скорее всего, Ян Шелепнев, который наверняка останется в команде.


- В Минске сказали, что хотят видеть меня основным вратарем. Хотя я не думаю, что этот момент нужно было оговаривать. Надо своей игрой доказывать, что ты хорош. Но если в меня верят, тогда у меня получается все – как это было в Канаде или в Рязани. И удовольствия от хоккея больше. Но в то же время нужны люди, которые будут меня ненавидеть. Должно что-то подстегивать. Иногда на арене соперника мне даже легче играть. А знаешь, какое самое классное чувство для вратаря? Когда ему аплодируют чужие болельщики.


Мы общались с новым вратарем «Юности» больше часа, и он показался очень свойским парнем – никакой замкнутости, как это часто бывает у вратарей. Сергей утверждает, что в игровом и тренировочном процессе он такой же.


- Я всегда выхожу на лед с улыбкой и заряжаю своим настроением партнеров. Нужно получать кайф от каждой секунды на льду, от каждого гола или сейва, от каждого столкновения. Если будешь загоняться, то ничего хорошего не будет – просто сам окажешься в тупике и подведешь команду. И во время матча я не затыкаюсь – постоянно разговариваю со всеми. Могу похвалить чужого игрока за красивый бросок или хороший сольный проход. Меня этому в Канаде научили. Однажды сохранил ворота после выхода «3 в 0», а ко мне подъезжает чужой игрок: «Ты лучший!» Конечно, на льду мы соперники, но это ведь всего лишь игра.
Разумеется, Большаков подписывал контракт дистанционно, но уже в июне вратарь надеется прибыть в Беларусь.


- Пока не договаривались, когда нужно приехать. Хочу уже скорее вернуться на лед и познакомиться с командой. Хотя тренировки я не прерывал, но лед землей полноценно не заменишь. Сейчас сложная ситуация в мире, границы закрыты. Но я буду прорываться :)






Текст: Вадим Кнырко.