Интервью 14 Октября 2021

Михаил Захаров: желание быть тренером есть, оно всегда было

Заслуженный тренер Беларуси – о школе «Юности», сборной, «Динамо» и планах на будущее.

Михаил Захаров – фигура в белорусском хоккее, которую не нужно представлять дополнительно. Специалист становился восьмикратным обладателем Кубка Президента, шесть раз выигрывал Кубок Беларуси и трижды брал Континентальный кубок.

Последние два сезона специалист работал с национальной сборной, но команда не смогла выйти в плей-офф чемпионата мира, и по возвращению домой Захаров покинул пост главного тренера.

Связались с Михаилом Михайловичем, чтобы поговорить о чемпионате мира, «Динамо» и ближайших планах. А место для разговора выбрали символичное – крытый каток в парке Горького, где базируется хоккейная школа «Юности».

Михаил Захаров: В Беларуси должно быть вдвое больше ледовых дворцов

– Сейчас потихоньку ищу работу, – рассказывает Михаил Захаров. Желание тренировать есть. Оно всегда было. Не считаю, что на чемпионате мира был огромнейший провал. Мы старались, но выполнить задачу было очень сложно. Хоккей сейчас сильно развился, а нам где-то не хватило везения, вратарского мастерства, ну, и нападающим нужно было лучше сыграть.

Да и я подписывал с федерацией контракт на два года, но, по сути, он был однолетним. За этот срок очень сложно выполнить задачу. Конечно, глядя на ситуацию сегодня, многие вещи изменил как по составу, так и в подготовке.

– Сказался пандемийный 2020?

– Конечно. Чемпионат мира, который планировался в Швейцарии, дал бы много пищи для размышлений. И уже к ЧМ-2021 мы могли начать двигаться в нужном направлении.

К тому же игроки, на которых мы делали ставку, стали тренироваться за шесть дней до чемпионата мира. Хоккеист, который серьезно не готовится к такому турниру, не может выступить хорошо. Результат это показал. Да и каждый тренер хочет, чтобы его хоккеисты выступали лучше.

– Что бы вы сделали по-другому?

– Не брал бы игроков, которые просились приехать в сборную попозже. Если хоккеист не готов, он не сыграет. Для всех чемпионат мира – соревнование номер один. Оно проводится в конце сезона как раз для того, чтобы спортсмен подошел к нему в оптимальной форме. Некоторые из наших переставали играть уже в начале марта, а приехали в сборную 9-10 мая. Если посчитать, это около семидесяти дней без тренировок. Я понимаю, отдохнуть нужно, но за неделю ты не подготовишься, каким бы ты великим ни был. Выступили так, как смогли.

– Вы упомянули о вратарской линии, рассматривали кого-то еще?

– Брали тех, кто на тот момент был готов. Колосова – больше на перспективу. Могли взять вместо него Брикуна или Кульбакова, но я решил остановиться на Алексее, чтобы дать молодому шанс сыграть на высоком уровне, подняться в ранге и быть на виду. Он – перспективный парень, при правильной, сумасшедшей работе может чего-то достичь. Выбор на драфте – это только приоткрытая дверь в большой хоккей. Чтобы открыть ее полностью, нужно очень много работать. А Климовичу нужно работать еще больше :). Он перспективный парень и должен обязательно заиграть в НХЛ, очень сильно на это надеюсь.

– А Константин Шостак?

– Костя не сыграл так, как мы хотели. Ему было сложно, по факту, он сезон провел в ВХЛ. Хоккеист, от которого можно ждать результата, должен быть в первой тройке лучших вратарей «вышки».

Посмотрите на шведских или финских голкиперов на чемпионате мира. Они в топе КХЛ. Если наш вратарь будет попадать в десятку лучших в Континентальной лиге, тогда будет результат на чемпионате мира. А без хорошего голкипера нереально выполнить поставленную задачу.

– Получается, если мы хоти результат здесь и сейчас, единственный путь – натурализация?

– К большому сожалению, да. Чтобы ситуация изменилась, каждый клуб должен поднимать свои школы. В конце 90-х и начале нулевых за сборную играли чисто воспитанники «Юности», исключением были разве что Матушкин и Мезин.

Да и сам клуб показывал результаты. Нужно за это сказать спасибо тем, кто стоял у истоков строительства катка в парке Горького, благодаря Евгению Анкуде [первый председатель ФХБ, прим.] в Беларуси и начался хоккей. У школы «Юности» появилась своя площадка, дети могли тренироваться семь дней в неделю. На этом катке не было команды мастеров, под которую нужно было бы подстраиваться. Почему «Юность» и гремела на весь СССР? Потому что был свой лед. По тем временам это были отличные условия.

– Сейчас нашим воспитанникам под силу Кубок Гагарина. В прошлом году Андрей Стась и Кирилл Готовец, еще раньше – Павел Карнаухов.

– Это значимое событие и для белорусского хоккея, и для «Юности». Очень рады успехам наших парней. И, конечно, нужно выделить Юрия Кузьменкова, который с «Юностью» становился чемпионом Беларуси и был лучшим защитником команды. Единственный человек, который выиграл Кубок Гагарина и Кубок Президента. Конечно, хочу отметить и Никиту Комарова – воспитанника новополоцкой школы. Впервые новополочанин стал чемпионом КХЛ.


– Получается, в нынешнем поколении есть сильные хоккеисты?

– А кого бы вы назвали?

– Егор Шарангович.

– Шарангович – молодец, пробился. Но все равно ему нужно не останавливаться, а тренироваться, тренироваться и еще раз тренироваться.

Руслан Салей в этом возрасте летом тратил по три часа в день на тренировки: полтора часа на льду и столько же на зал. Чуть-чуть ему не хватило до 1000 матчей в НХЛ, если бы не трагедия, дошел бы до этой отметки. Знаю, планировал, вернуться в Национальную хоккейную лигу, а потом закончить карьеру в «Юности».

А возвращаясь к Шаранговичу, вот, он один. Кто будет вторым – вряд ли сейчас можно сказать однозначно.

– Климовичу прогнозируют.

– У нас все время кому-то прогнозируют. Ему будет довольно сложно.

– Как вы относитесь к тому, что многие наши ребята уезжают за океан?

– Неплохо. Все хотят играть в сильных лигах.

– А они сильные?

– Конечно. В них играют драфтованные ребята. Там выступали и Сергей Костицын, и Алексей Ложкин. Это хорошая лига, где каждый матч тяжелый, и не знаешь, кто выиграет. Посмотрите, сборная Канады – чемпионы мира, их игроки прошли через эту лигу. Поэтому, если есть возможность туда уехать, нужно ей воспользоваться.

То же самое касается МХЛ. Юрзинов говорил, что 15 человек оттуда стали чемпионами. Для 17-19-летних ребят – очень хорошая лига.

– Вы часто говорите, что и ВХЛ – хорошая лига.

– Там тоже есть сильные команды. Эта лига нужна, из МХЛ мало кто попадет в КХЛ, а из ВХЛ уже проще. Россияне сами говорят, что им нужна эта лига.

– Ребята, которые приезжают из «вышки» к нам, говорят, что в Беларуси чемпионат интереснее.

– Ой, тут кто что говорит. Гусов, к примеру, говорит, что польская лига сильнее нашей. Тот же матч с поляками на квалификации (1:0) стал показательным. Ненужное поражение, конечно, не будь его и со Словаками могло сложиться иначе. Надо было побеждать в основное время, поэтому сняли голкипера и получили гол в пустые ворота. А так Тэйлор держал игру, и в овертайме еще неизвестно, как дело бы повернулось.

– Кстати, о Тэйлоре, рисковали, когда брали его на чемпионат?

– Нет, а кого было брать? Колосову – 18 лет, Шостаку – 20. А Тэйлор и принес нам победу над Швецией.


– Не смущало, что в «Динамо» у него практически не было игровой практики?

– Он бы сыграл еще лучше, проведи в сезоне хотя бы 25% от всех матчей. К сожалению, у «Динамо» свои задачи, у сборной – свои. Это очень сложно.

– А профессиональный клуб должен заниматься воспитанием сборников?

– Давайте так, если сейчас сократят количество команд в элитном дивизионе чемпионата мира, то без минского «Динамо» сборной точно не справится. Чтобы выполнить задачу национальной команды, должны быть наигранные сочетания.

А у нас был очень разношерстный коллектив. Пришлось еще взять пять игроков из чемпионата Беларуси, потому что больше некого, чему я не обрадовался. У нас 29 хоккеистов на сборе, а заявка – 28. Даже отсеивать некого, один только Усов домой поехал.

– Кстати, почему отцепили Илью?

– Думали, Нестеров сыграет лучше, они с Усовым боролись за попадание в состав. Герман неплохо проявил себя, забил шведам, на пятаке хорошо действовал. Как итог – он и Дима Знахаренко уехали в российские клубы КХЛ.

– Что стало ключевым в матче со шведами?

– Тэйлор здорово сыграл. У соперника было огромное преимущество, но Дэнни все ловил. Да и вообще тогда все сражались.

К сожалению, Тэйлор плохо себя чувствовал перед матчем с Чехией, а так, будь он в воротах, и если бы наш игрок забил при выходе «один в ноль»… Могла быть стопроцентная победа.

– Что-то изменилось в игре сборной на квалификации и на чемпионате мира?

– Результат – мерило всего.

– Реально было взять квалификацию?

– Мне кажется, да. Тэйлор до такой степени молодец, все хорошо сделал, но проиграли полякам.

– Вы провели в «Динамо» 12 сезонов, начав играть за клуб в 17 лет, продолжаете следить за «зубрами»?

– Конечно, неважно, что там происходит, всегда слежу за ними, это мой любимый клуб. Мне нравится и команда, и очень хорошая атмосфера, болельщики. Хочется, чтобы белорусов в составе было больше, но как есть, так есть.

– Возвращаясь к личному, что вам как тренеру сейчас было интереснее всего?

– Скоро узнаете.

– Бытует мнение, что вы – именно клубный тренер.

– Давайте так, за последние два года сильнее я точно не стал. Когда Знарок был освобожденным тренером, он мне то же самое говорил, что сильнее не становился. Поэтому он и стал совмещать сборную и СКА. Работая в двух должностях, Олег Валерьевич стал чемпионом мира и олимпийским чемпионом.

– Ваш тренерский интерес сейчас? Не как сложится, а именно, что интересно?

– Каждый солдат мечтает стать генералом :).