Интервью 14 Октября 2021

Марина Виноградова: Лешу в любом коллективе встречают с опаской, но потом провожают чуть ли не со слезами

Большое интервью с мамой нашего защитника Алексея Виноградова.

Быть мамой – это тяжелый труд, быть мамой хоккеиста – вдвойне. В этот праздничный день предлагаем окунуться в разговор с мамой нашего защитника Алексея Виноградова. Кстати, в прошлом месяце Марина Александровна преодолела более тысячи километров, чтобы попасть на несколько игр сына:

О Минске:              

– Ехала к вам через Москву, там удалось попасть на концерт по приглашению. Сразу же после него села на поезд и приехала в Беларусь. Давно хотела здесь оказаться, лет пять-семь. В прошлом году, к сожалению, из-за пандемии не получилось попасть сюда, в этом – уже легче.

Первое, кто меня порадовал в Минске – это таксист. Сразу попросила его рассказать про Беларусь. Так как ехали на «Чижовку», ничего интересного, по его словам, у нас на пути не было. Но, как оказалось, он нашел, что рассказать :) В Беларуси очень приветливые люди.

– Что успели посмотреть в Минске?

– Мне очень понравился район «Чижовки». Вроде его и ругают, но мне есть с чем сравнить. Сама родом из Череповца, моя родная команда – «Северсталь». Тоже рабочий город, как и район «Чижовки». Но смотрю, какие у вас тротуары, как покрашены дома, обустройство дворов: внутри посажены яблони, груши. С утра выглядываешь в окно, люди их собирают – красота.

Плюс, за ареной есть парк с беговыми дорожками – все для людей. Во время золотой осени все здесь красиво, очень понравилось.

– А помимо заводского района куда выезжали?

– В национальную библиотеку. Я по образованию библиотекарь. Эта сфера мне родная. Привезла в подарок книгу стихов Николая Рубцова [российский поэт, прим.].

В библиотеке меня замечательно встретили. Поднялись на смотровую площадку, поразил вид на золотую осень. А с работниками обменялись контактами вплоть до того, что они готовы приехать к нам в Вологду.

– Минск – самое далекое место, куда приходилось ездить за сыном?

– Нет, я бы даже сказала, что это близко. Раньше даже прямой поезд ходил «Архангельск – Минск» через Вологду. Но из-за пандемии его отменили. А сейчас есть и прямой самолет из белорусской столицы до Череповца.


О детстве Алексея:

– Мальчишкой Леша увлекался разными видами спорта: и баскетболом, и волейболом, лыжи, бокс, но в последний, слава богу, не отдала. Везде тренеры видели в нем перспективу.

Когда приехали в Череповец, Леша ушел в дворовую команду, сам стал на коньки, начал играть и сказал: «Я хочу играть в хоккей».

Однажды просто гуляли с ним по городу, проходили мимо ледового дворца «Алмаз». Решили зайти, узнать, что да как. Я-то думала, это как обыкновенный кружок. Попали внутрь, и как раз была тренировка его года, подошли к тренеру, а он такой: «Ишь, чего захотели, в хоккей играть, у меня тут люди с четырех лет работают». А Леше на тот момент почти десять лет было. Тренер посмотрел на сына, даже не знаю, что его подвигло, но сказал выйти на лед. Возможно, решил проверить на смелость.

Я спрашиваю: «Как он выйдет без экипировки, шайбы летают». Ответил: «Ну и что, пусть надевает любые коньки и идет». Вот Леша смело и вышел на лед. После этого тренер сказал приходить.

Интересно, что из той полсотни ребят на сегодня в хоккее остались мой сын, Паша Бучневич [нападающий «Сент-Луиса», прим.] и еще один парень.

– Много проблем прибавилось, когда поняли, что сын будет в хоккее?

– Вообще никаких. Леша – самостоятельный. Тренировки были в 6-7 утра. Сын сам брал баул, садился на автобус и ехал.

– Было такое, чтобы вы жалели о его выборе?

– Я – мама, переживаю. Видела на тренировках, как дети падают, и некоторые родители кричат: «Вставай, беги». А мне казалось, я сама сейчас встану и побегу этого ребенка поднимать. Жесткий вид спорта, и я волнуюсь. Стараюсь матчи не смотреть, но все равно краем глаза поглядываю. И драки… Всегда говорю: «Леша, только не дерись», – а он такой: «Как в хоккее без драки?». Все равное делает по-своему.


О характере и семье:

– Леша на льду и в жизни – один и тот же ли это человек? Нет. В быту он очень добрый. Хотя в любом коллективе его сразу встречают с опаской, но потом провожают чуть ли не со слезами.

В 11 классе он пошел учиться в питерскую хоккейную школу «Динамо». Там замечательные условия. К этому времени Леша чуть ли не на двойки скатился, а тут на четверки-пятерки вышел. И учителя говорили: «Как жаль, что мы его узнали только в конце». Добрый, ответственный, порядочный мальчишка.

– Леша один в семье?

– Нет, у него есть старшая сестра Юля, работает в газовой промышленности. Живут с тремя детьми у нас в Вологде.

– Как брат с сестрой ладят?

– Изначально, наверное, как и у всех, могли что-то не поделить, иногда была конкуренция. Но как Юля стала старше, то уже пошло «Лешечка, когда ты приедешь?».

Но приезжает только раз в год, когда заканчивается сезон. Сейчас вообще только два месяца был дома. И как раз все время посвятил сестре. Юля делает реконструкцию дома, а Леша в этой стройке принимал участие: крыл крышу, утеплял.


О том что, если бы не хоккей:

– Обычно к концу школы родители советуют детям уходить из хоккея и заняться чем-то более обыденным. Да я и сегодня так говорю :) Но это чисто мои переживания. А Леша отвечает: «Это моя работа, это моя жизнь».

– Как думаете, что было бы, если бы не хоккей?

– Он очень любит детей. Из него получился бы хороший детский тренер. Тем более по образованию может им работать. А по второй специальности – агроинженер. Но все равно вижу его с детьми. К сожалению, только платят в этой сфере мало.


И все-таки хоккей:

– Не жалею, что Леша оказался в Минске, очень довольна, что он сюда попал. Была очень рада, когда он продлил контракт. Есть все условия, сын доволен этой ареной.

– Как часто получается созваниваться?

– После каждого матча – постоянно, неважно, как сыграли.

– Как поддерживаете, если поражение?

– Спрашиваю: «Леша, что за дела?». Слышу: «Ну, как-то так получилось». Он старается больше меня поддержать, пошутить, хотя понятно, что очень расстроен. Но всегда повторяет: «Завтра все будет хорошо, завтра будет победа».